ПРИХОД СВЯТОГО ПРАВЕДНОГО СИМЕОНА ВЕРХОТУРСКОГО г. Екатеринбург

ПРИХОД СВЯТОГО ПРАВЕДНОГО СИМЕОНА ВЕРХОТУРСКОГО г. Екатеринбург

Икона дня
Баннеры
Архив новостей
Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Августейшие сёстры милосердия. 

(Инсценировка для учащихся старшего и среднего школьного возраста.)

 Действующие лица:

Государыня

Ольга

Татьяна

Мария

Анастасия

Чтецы, среди которых не менее 2-х мальчиков старшего возраста.

Девочки, «играющие роли» Государыни и Царевен, читают их письма и дневники, а также стихи Есенина и Невьяровича. Остальной текст озвучивают чтецы.

Звучит марш «Прощание славянки».

Выходят все участники инсценировки.

Царице-Сестре

Господнею волей, войны небывалой

Над Русью великой война разлилась,

И Русь воедино – и старый, и малый –

Под Стягом Царя своего собралась.

 

С молитвой поднялась Россия святая,

Не медля, на бранный направилась путь,

Лихому врагу под удар подставляя

Широкую, мощную, русскую грудь.

 

И в это великое, страшное время

Царица – России любимая Мать –

Сестры милосердной изволила бремя

На плечи Свои, не колеблясь, принять.

 

Тяжёлый тот крест на Себя возлагая,

Его возложила на двух Дочерей,

Любви неземной дать примеры желая

Их юной и чистой души поскорей.

 

Как Мать –Государыня, сердцем болеешь

За всех сыновей Твоих – русских солдат –

И их, как Царица-Сестра, Ты лелеешь,

И раненый каждый Тебе уже брат.

 

О Бог Вседержитель! Владыка Первейший!

Молитву усердную нашу прими:

Дай горя не ведать Сестре Августейшей,

Дай, Боже, Ей счастья с Ея Дочерьми.

 

Дай, Боже, Ей силы в тяжёлой године,

Удачею Мужа-Царя успокой,

Пошли Ей утеху в Наследнике-Сыне,

Пошли только радость Ей, мир и покой.

Голощанов П.А. Царское Село. 1914.

 

Светлый христианский образ Царицы Александры Фёдоровны и Её Дочерей явил себя не только в их мученической кончине, но и в подвиге самоотверженной любви, которому они себя посвятили в годы I мировой войны. Вместе со своими Дочерями Царица в течение 3-х лет служила в лазаретах как простая сестра милосердия. Для раненых Она была не Государыня Императрица, а Царица-Матушка, Мать Милосердия, а Её Дочери были для них родными сёстрами, сёстрами милосердия.

Итак, к началу «Европейской войны» 1914г. Великой Княжне Ольге было 19 лет, Великой Княжне Татьяне – 17 лет, Великой Княжне Марии – 15 лет, Великой Княжне Анастасии – 13 лет.

Шла война, поэтому никаких увеселений, балов, поездок за границу, приёмов не полагалось. Но для них всё это было второстепенно. «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» [Мф.6:21]. Сердца Великих Княжон были отданы служению больным людям, потому что их сокровище – любовь к ближнему.

(«Мария» и «Анастасия» уходят)

6.11.14г. в здании Общины Красного Креста в Царском Селе Государыня с Великими Княжнами Ольгой и Татьяной вместе с другими сёстрами 1-го выпуска военного времени, успешно выдержав экзамен, получили Свидетельства на звание Сестёр Милосердия.

(«Государыне», «Ольге» и «Татьяне» чтец вручает свидетельства)

Главный врач и хирург Дворцового лазарета в Царском Селе Вера Игнатьевна Гедройц отмечала «серьёзное, вдумчивое отношение всех трёх к делу милосердия. Оно было именно глубокое, они не играли в сестёр, как это мне приходилось видеть у многих светских дам, а именно были ими в лучшем значении этого слова».

(Звучит музыкальная пауза, во время которой «Государыня», «Ольга» и «Татьяна» уходят)

Как же проходил день в лазарете? «Ровно в 9 часов слышался глухой протяжный гудок Царского автомобиля, – вспоминал раненый офицер Степанов, – Весь персонал выстраивался в коридоре (входят «Государыня», «Ольга» и «Татьяна» и проходят к своему столу, девочки делают реверанс, мальчики наклоняют голову) Женщины, прикладываясь к руке, делали глубокий реверанс. На этом кончалась официальная часть. Императрица быстро обходила палаты с Великими Княжнами, давая руку каждому раненому, после чего шла в операционную, где работала непрерывно до 11 часов. Начинался вторичный длительный обход раненых. На этот раз Она долго разговаривала с каждым, присаживаясь иногда. В начале 1-го Она отбывала во Дворец, откуда каждый вечер справлялась по телефону о здоровье наиболее серьёзных пациентов».

Порой Августейшие Сёстры милосердия втроём участвовали на одной операции. Читаем запись в дневнике Ольги за 18 февраля 1915г.: «Около 12 часов полетели наверх на ампутацию бедра, я – швы, Мама – инструменты, Татьяна – материал».

После работы в лазарете Государыня занималась организационной работой – инспекторские поездки по госпиталям. Работа в складах Красного Креста. Проверка санитарных поездов, работа с благотворительными комитетами. И так было каждый день. Даже по воскресеньям Императрица с Дочерями приезжали в лазарет навестить раненых.

Каков же был обычный день у Царевен? Давайте почитаем их письма и дневники.

Вот что пишет Татьяна в дневнике за 19 февраля 1915г.: «Был урок. Поехали в лазарет. Перевязывала Григорьева 105 Оренбургского полка, сквозное ранение левой кисти, Гвоздёва 19 Сибирского стрелкового полка, перелом правого предплечья, Чикана 40-го Колыванского полка, сквозная рана правой стопы. Потом Ягмина, Наврузова и Сачковскому только сняла повязку. Потом пошли в Большой дом (Дворцовый лазарет) на 2 операции. Одному вынули пулю из головы. Подавала материалы, на другой немножко были, потом поехали домой. Завтракали и обедали с Папа, Мама и Дмитрием. В 3 часа поехали все 4 (все 4 Царевны) в Большой дворец (Дворцовый лазарет). В 4 часа 5 (4 Царевны и Наследник) с папа, Мама и Дмитрием в артиллерийскую школу, где Папа раздавал медали. Вернулись с Дмитрием в моторе. Чай пили вместе и дядя Павел. Были уроки. После обеда мы с мама поехали в лазарет. Сидела с Наврузовым и Зелениным (тяжелораненые). Зашла ко всем». Татьяна была идеальной хирургической сестрой. «Спокойная, ловкая и дельная», – писал о ней доктор Деревенко.

Великая Княжна Ольга не отличалась крепким здоровьем. Она не смогла выдержать таких нагрузок и с 1916г. Ольга не работала хирургической сестрой милосердия, она была, как мы сейчас называем – «постовой» сестрой. Читаем запись в дневнике Великой Княжны Ольги и узнаем, чем был заполнен один из её обычных дней: «с Мамой к «Знамению» и в лазарет (икона Пресвятой Богородицы «Знамение» в Феодоровском соборе). Была операция барону Штакельбергу. Удаляли осколки из правого локтя. Писала, давала лекарства. И так далее. Ели на балконе с Изой. Лежала и читала хирургию вторую часть в гамаке. Папа писал. Чай на балконе. Покатались с Марией, Анастасией и Деревенькиными детьми на велосипеде. После 8 часов – в лазарет с Мамой. Шила сперва подушки у Чайковского. У Никифорова сильнейшие боли. Графу легче. После все вместе заворачивали бинты в гостиной для склада. Около 1 часа (ночи) вернулись. Сделали 209 бинтов». Таков рабочий день до часа ночи, причём в свободное время изучается хирургия.

Великие Княжны Ольга и Татьяна работали на пределе своих юных сил. Лазареты, раненые и панихиды – вот чем заполнены были эти молодые жизни», – пишет Винберг. Но они не жаловались. Они служили Родине, служили России, и это был их долг. По – другому они не могли.

(Входят «Мария» и «Анастасия» и проходят к своему столу)

А что же младшая пара Великих Княжон – Мария и Анастасия? Основное время Княжон было занято уроками. Но они почти ежедневно посещали «свой» лазарет Фёдоровского городка. Чем же они там занимались? Вот что пишет Анастасия Отцу 28 октября 1914г.: «Я сидела сегодня с нашим солдатом. И я ему помогала читать. Что было мне очень приятно. Он у нас начал учиться читать и писать. Ещё двое бедных умерло вчера, ещё мы сидели с ними». Девочки понимали, как они нужны раненым и старались отвлечь их от боли и страданий, играть с ними, а умирающих успокоить и утешить. Вот почему они торопились встречать вновь прибывающих в лазарет. Мария пишет Государю: «Потом Анастасия и я пойдём к нам лазарет. Вчера туда привезли с поезда 7 нижних чинов. Что довольно тяжело раненые, мы их ещё не видели».

Старшие сёстры, Ольга и Татьяна, были очень заняты и почти не бывали дома. Мария и Анастасия скучали по ним. «Когда Тебя здесь нет, они ужасно поздно возвращаются», жалуется Мария Отцу. Тогда младшая пара сестёр решила сделать следующее: :Мы теперь почти что каждый вечер ездим к сёстрам в лазарет. Они чистят инструменты или приготовляют инструменты на следующий день. Анастасия играет с ранеными в крокет на столе. А я играю в блошки или складываю пузель (пазлы) – из письма Марии Государю.

Работали младшие Княжны и в складах Красного Креста, шили рубашки раненым, вязали тёплые вещи. Ни один выписанный из лазарета раненый не уходил без такого подарка.

(«Царевны» встают и каждая называет себя)

Все Княжны были шефами полков. Свои письма к Отцу в ставку они подписывали так: Ольга – Твой самый верный Елисаветградец», Татьяна – «Твой Вознесенец», Мария – «Твой Казанец» или «Казанша», Анастасия – «Любящий Тебя Твой верный и преданный маленький 15-летний Каспиец». Царевны следили за судьбой своих подшефных полков, принимали рапорты командиров, вели переписку, хлопотали о «своих». Быть шефами полков была для них большая честь.

Безусловно, все 4 Царевны были религиозными людьми. Вера в Бога была для них как воздух – так же естественна и необходима как сама жизнь. Не зря почти все дневниковые записи Великой Княжны Ольги в течение 3-х лет начинаются со слов: «К «Знамению» и в лазарет». День начать без молитвы невозможно для них.

Без веры в Бога они не смогли бы нести такое тяжёлое служение больным людям с любовью и терпением. Именно поэтому они были истинными сёстрами милосердия. Жизнь раненых стала их жизнью.

(«Государыня» и «Царевны» садятся за свои столы)

«Едем сейчас в лазарет, – пишет Татьяна Отцу 18.08.1916г., – сегодня как раз будут все тяжёлые перевязки, и, бедные кричат и плачут. Страшно им больно».

В письмах к Отцу они рассказывают о раненых с горячим участием и состраданием. «Сегодня я перевязывала в лазарете этого несчастного солдата с отрезанным языком и ушами, – пишет Татьяна, – Он молодой и очень хорошее лицо, Оренбургской губернии, говорить он совсем не может и поэтому он написал, как всё это с ним случилось. Княжна Гедройц надеется, что он будет со временем говорить, так как у него отрезана половина языка. Очень болит у него. Правое ухо сверху отрезано, а левое снизу. Так его, бедного, жалко».

Ольга пишет про другого раненого: «А у одного, бедного, сильно контуженного, который лежал у нас прошлую ночь, сделалась истерика. И он, бедный, много и долго плакал и заикался».

       «У нас, бедный, очень тяжело раненый Заремба Кексгольмский. Два раза было кровотечение. И очень ослаб, но надо надеяться, что поправится, – пишет Татьяна, – А он всё боится, что останется калекою, так как у него есть молодая невеста, и он боится, что она от него уйдёт».

Когда раненые выздоравливали, Царевны радовались вместе с ними. Поддерживали их беседами, играли с ними в разные игры. «Раненые у нас все удивительно милые и так приятно с ними бывать и весело по вечерам играть», – писала Татьяна Отцу.

Особенно раненые любили играть в теннис. Вот как об этом пишет Анастасия: «Теперь, когда мы ходим в наш лазарет, то офицеры просят всегда, чтобы мы играли с ними в пинк-понк, и мы играем. Они некоторые играют левой рукой довольно хорошо, но они не сдают и поэтому нам приходится всё время сдавать за них, но это очень весело и приятно опять играть. Много из них сидят около и смотрят как мы играем»

Ольга, великолепная пианистка, по вечерам играла раненым на рояле в лазарете. В письме к Отцу за 24.08.1915г. Ольга пишет: «Мы поехали на перевязки в лазарет, очень скоро всех перевязали, так как больных было мало, и пошли играть в крокет. Спору и смеху было много, так как более нечестно, как мы играли, я думаю, играть нельзя. Остальные все не ходячие раненые сидели в креслах и на скамейках, как в театре, и страшно хохотали».

Конечно, подобное отношение к раненым способствовало их скорейшему выздоровлению. Была очень важна не только медицинская помощь, но и моральная поддержка, ведь в такие весёлые минуты раненые забывали о боли.

(«Государыня» и «Царевны» уходят, остаются чтецы, за раненых читают мальчики)

Раненые офицеры и солдаты отвечали на столь искреннее отношение Царевен большим доверием, уважением и любовью. Сохранилась записная книжка с автографами раненых Большого дворца.

«Когда дети Царя приходили,

Тогда всем нам дышалось легко.

И страданья тогда отходили

От болящих бойцов далеко».

Гусар Вашего Величества Посадной. Апрель 1916г.

 

«Был счастлив лежать второй раз (раненый) в лазарете Большого дворца».

Вольноопределяющийся Крымского Конного Ея Императорского Величества полка эскадрона Вашего Величества С.Новицкий. 21.02.1916г.

 

«Жизнь в лазарете Большого дворца

Памятна будет всем нам!

С радостью рвутся наши сердца

К милым Великим Княжнам».

2 ноября – 23 декабря 1915г. Павел Кублицкий. (Капитан 145 пехотного Новочеркасского Императора Александра III полка)

 

«Пойду к пластунам и расскажу им, что Царская Семья лечит раны воинов без лекарств. Лечился в Киеве, но не вылечился. Счастливый случай – и я попал в Царское Село, лазарет Большого дворца. Всё моё лечение закончилось после того, как я увидел Царицу и Царевен, Великих печальниц Руси…»

Пластун 10-го батальона Кубанского войска прапорщик Церетов. 24.04-4.06.1916г.

(Входят «Государыня» и «Царевны»)

22 июля 1916г. в день именин Марии в лазарете состоялся концерт, одним из ведущих этого концерта был С.Есенин. Он прочёл своё стихотворение «Царевнам». Стихотворение оказалось пророческим, как будто чуткая душа поэта увидела их судьбу. Он называет Царевен «белыми берёзками в венцах», которые стоят «в багровом зареве заката». Именно заката, а не рассвета, хотя Царевны были юными, и вся жизнь у них была впереди. Ну а венцы – символы мученических венцов. Есенин взывает к Марии Магдалине, чтобы она помолилась за их судьбу.

В багровом зареве закат шипуч и пенен.

Берёзки белые стоят в своих венцах.

Приветствует мой стих младых Царевен

И кротость юную в ласковых сердцах.

 

Где тени бледные и горестные муки,

Они тому, кто шёл страдать за нас,

Протягивают царственные руки,

Благословляя их к грядущей жизни час.

 

На ложе белом, в ярком блеске света,

Рыдает тот, чью жизнь хотят вернуть…

И вздрагивают стены лазарета

От жалости, что им сжимает грудь.

 

Всё ближе тянет их рукой неодолимой

Туда, где скорбь кладёт печаль на лбу.

О, помолись, святая Магдалина,

За их судьбу.

 

Итак, мы познакомились с Дочерями последнего Российского Императора Николая II, мы читали их дневники, письма и как будто слышали их голоса. Мы узнали, чем жили эти девушки с июля 1914г. до марта 1917г., то есть в течение трёх неполных военных лет. Очень хочется, чтобы пелена забвения спала с их чистых образов. И чтобы мы учились у них великому чувству – чувству любви. Любви к Богу, Отечеству, своей семье, ко всем людям. И чтобы мы обращались к ним в трудную минуту и просили у них молитвенной поддержки, терпения, смирения.

Святые Царственные Страстотерпцы, молите Бога о нас!

 Царские дочери, Царские дочери.

Счастье и славу вам в жизни пророчили

Мир восхищался и зрел вас воочию,

Царские дочери, Царские дочери.

 Из лихолетья гляжу в ваши очи я,

Полные скорби, страдания ночи…

Память в народе о вас обесточили,

Царские дочери, Царские дочери.

 Дни наши ныне и мига короче,

Нет у России Царевен, лишь прочие,

Есть «мисс Вселенная», «красавицы Сочи»,

Царские дочери, Царские дочери.

 Души забвеньем у нас заколочены

И клеветой на Царя опорочены.

Вечным укором стоят у обочин

Совести нашей… Царские дочери!

В.К.Невьярович.

 

Примечание.

-«Государыня», «Ольга» и «Татьяна» одеты в белые фартуки и апостольники сестёр милосердия.

-На сцене стоят 2 стола:

– стол для «Государыни» и старших «Царевен», на котором стоит бикс с инструментами (ножницы, скальпели), бинтами, марлевыми салфетками; бумага, ручки.

– стол для «Марии» и «Анастасии», на котором лежит бумага, ручки, шитьё, игры (шахматы).

Во время рассказа чтецов о старших «Царевнах», «Царевны» чистят инструменты, «катают» бинты. Младшие «Царевны» шьют или вяжут, раскладывают игры. Когда читается текст письма, можно взять ручку и бумагу.

-Музыкальное оформление инсценировки:

– во время смены тем инсценировки звучит музыкальная тема;

– инсценировка заканчивается песнями «Сёстры милосердия» и «Терпит Русь великая»

Слова Юлии Березовой – Сестры милосердия.

Сёстры-царевны

В форме сестёр милосердия,

Поезд военный

Мчит их от жизни оседлой.

 

Госпиталь белый,

Полный сородичей раненых…

Это их первый Опыт земного страдания.

 

Раны, повязки,

Долгие ночи бессонные,

Сколько в них ласки

В этих княжнах образованных!

 

Сколько в них света,

Веры, любви и участия…

В платьицах белых

В храме стоят на Причастии.

 

Там причастились,

Где они стали бессмертными.

Плачет Россия –  Кличет сестёр милосердия,

Кличет сестёр милосердия,

Плачет Россия, кличет сестёр милосердия.

Песня о Царе-Мученике Николае II.

 Терпит Русь великая беды и напасти,

Времена безликие, времена безвластья.

Позабыла, грешная, как сама, не зная,

Предала посмешищу Царя Николая.

 

За Державу Русскую принял заточение,

Царь дорогу узкую выбрал для спасения.

Кротость и смирение в сердце сохраняя,

Принял умервщление, чтоб достигнуть рая.

 

Царь с Семёю предстаёт пред Господни очи-

Чтоб простил Он свой народ, молит дни и ночи.

К покаянью Царь зовёт нашу Русь Святую,

С сонмом ангелов поёт Богу: «Алилуия!»

 

Автор  Директор  воскресной школы  Зайцева В.А.  2015г.